В 1920-е годы имя Константина Вагинова было хорошо известно в литературных и коллекционерских  кругах Ленинграда. Его тонкую поэзию ценили Николай Гумилёв, Михаил Кузьмин, Осип Мандельштам. Едкая и гротесковая проза Вагинова вызывала интерес общественности и раздражение советской литературной критики. Вагинов был не только одарённым литератором, но коллекционером самого широкого профиля, собирая редкие книги, папиросные коробки, конфетные фантики, этикетки от продуктов, словом то, что впоследствии получило название китча.

Константин Вагинов родился в Петербурге 4 апреля 1899 года в довольно состоятельной семье жандармского подполковника. Мать будущего литература владела несколькими доходными домами. С детства Константин увлекался античностью, начал коллекционировать старинные монеты. Любимым поэтом для мальчика стал Овидий, «Метаморфозы» которого послужили источниками его многих стихов. А любимой книгой детства (!) была многотомная «История упадка и разрушения Римской империи» Эдварда Гиббона, в которой рассказывалось о гибели памятников языческой культуры, пожаре знаменитой Александрийской библиотеки. Вагинов учился в Петроградском университете, был мобилизован большевиками и воевал на Польском фронте в 1920 году, жил в пустынном и голодном Петрограде времён военного коммунизма, и, конечно, активно участвовал практически во всех литературных и культурных событиях Петрограда-Ленинграда. В 1928 году небольшим тиражом вышел первый роман Вагинова «Козлиная песнь». На греческий язык «козлиная песнь» переводится как «трагедия» и по своей сути, роман и рассказывает о трагедии русской интеллигенции, не сумевшей найти своего места в новой исторической реальности. Герои романа – учёный-эрудит Тептёлкин, работающий над итоговым трудом своей жизни – «Иерархией смыслов»; неизвестный поэт, стихи которого понятны только узкому кругу ценителей; Миша Котиков, собирающий материалы о погибшем поэте Заэвфратском; Костя Ротиков, коллекционирующий всякую безвкусицу, — все они мечтают пронести бескорыстную любовь к искусству, остаться островком Ренессанса в живущем материальными заботами мире. Но справиться с окружающей бездуховностью друзья не в силах. Постепенно их круг распадается, и забота о материальном  благополучии берёт верх над духовными запросами.

Через всю книгу проходит тема театра на сцене жизни и, прослеживая гибель старо-петербургской культуры, Вагинов отмечает, что она умирает под пристальным взглядом опытного врача, в котором сейчас можно разглядеть образ Советской власти. После появления романа в свет, многие знакомые обиделись на писателя, узнав себя в карикатурных портретах «Козлиной песни».  Ещё один роман Вагинова интересен совершенно новым образом коллекционера, появившимся в 1920-е годы. В романе «Гарпагониана» писатель рисует эволюцию мира добродушных коллекционеров спичечных коробков, фантиков, этикеток и вообще мелочей уходящего быта, в мир коллекционеров-маньяков, способных на кражи и убийства для пополнения своего собрания. Мир коллекционеров всё теснее соприкасается с миром уголовников. Мрачный колорит романа был связан и с болезнью писателя, который умер в 1934 году. После смерти Вагинова последовало неизбежное забвение, и лишь в 1960-е годы его романы стали выходить в Америке и Италии, и, наконец, в нашей стране. Константин Вагинов – самобытное и яркое явление русской литературы, ио правдиво раскрывающее атмосферу культурной жизни Петрограда-Ленинграда 1920-начала 1930- годов.

 

Алексей Калистов